суббота, 28 июня 2014 г.

Новости литературы

Основные события со 16 по 22 июня 2014 года:
 
Что нового
 
В ближайшее время правительство РФ разработает план мероприятий Года литературы
 
Сегодня Владимир Путин, Президент РФ, поручил правительству заняться разработкой плана мероприятий, которые будут способствовать популяризации и развитию литературы в стране.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/novosti/v-blizhajshee-vremya-pravitelstvo-rf-razrabotaet-plan-meropriyatij-goda-literatury/
 
Писательница Памела Друкерман посетила Россию


 
По приглашению издательства «Синдбад» и Посольства США в России нашу страну посетила известная американская журналистка Памела Друкерман, автор книги »Французские дети не плюются едой«, бестселлера Ozon.ru и победителя «Книжная премия Рунета-2013».
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/novosti/pisatelnica-pamela-drukerman-posetila-rossiyu/
 
На Boomstarter собирают средства на выпуск книги о гастарбайтерах
 
Санкт-петербургский фотограф Ксения Диодорова опубликовала на краудфандинговом сайте Boomstarter проект, цель которого — сбор средств на выпуск книги «В холоде», посвященной трудовым мигрантам из Таджикистана.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/novosti/na-boomstarter-sobirayut-sredstva-na-vypusk-knigi-o-gastarbajterax/
 
Эдуард Лимонов выступил на фестивале поэзии на Байкале
 
Писатель не смог не затронуть темы творчества Достоевского и Пушкина, в частности, сказал следующее: »Не один я говорил, что «Евгений Онегин» — скучная, неудачная книга«.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/novosti/eduard-limonov-vystupil-na-festivale-poezii-na-bajkale/
 
Найдено более 20 ранее неизвестных поэм Пабло Неруды
 
Часть обнаруженных в одной из коробок с архивом писателя поэм набрана машинописным текстом, часть – написана от руки.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/novosti/najdeno-bolee-20-ranee-neizvestnyx-poem-pablo-nerudy/
 
А был ли зайчик: Мединский ответил на конференцию литературоведов и философов
 
Официальное приветствие участникам научной конференции «Философия зайца: неожиданные перспективы гуманитарных исследований» написал Владимир Мединский, министр культуры РФ.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/novosti/a-byl-li-zajchik-medinskij-otvetil-na-konferenciyu-literaturovedov-i-filosofov/
 
Эти и другие новости можно прочитать в разделе http://novostiliteratury.ru/category/novosti/
 
Обзор книжных новинок
 
Александр Бушков «Король и его королева»
 
Итак, в этой книге гордый Сварог… женился! Но затих брачный пир, отгремели церемониальные марши, а над первой ночью венценосцев уже взошло кроваво-алое солнце.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/aleksandr-bushkov-korol-i-ego-koroleva/
 
Новую книгу Энни Лейбовитц представят на ярмарке Art Basel
 
250 фотошедевров, созданных фотографом Энни Лейбовитц за 40 лет работы, вошли в новую книгу Sumo.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/novuyu-knigu-enni-lejbovitc-predstvyat-na-yarmarke-art-basel/
 
Катрин Панколь «Желтоглазые крокодилы»
 
В циничном, холодном и отнюдь не романтичном городе Жозефину окружают крокодилы — люди не лучше хищников, ведь норовят безжалостно наброситься в любой момент.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/katrin-pankol-zheltoglazye-krokodily/
 
Викторианские детективы Екатерины Коути и Елены Клемм представляет АСТ
 
Романы Екатерины Коути и Елены Клемм погружают читателя в жизнь Лондона образца XIX века.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/44365/
 
Владимир Данихнов «Колыбельная»
 
В «Южной столице», городе, название которого автор предпочел не называть, объявился жестокий серийный убийца, которого пользователи сети Интернет окрестили Молнией.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/vladimir-danixnov-kolybelnaya/
 
Артуро Перес-Реверте «Кожа для барабана, или Севильское причастие»
 
Севилья — красавица с характером: скрытная, дерзкая, страстная, она крайне ревностно следит, чтобы никто не постиг городских тайн.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/arturo-peres-reverte-kozha-dlya-barabana-ili-sevilskoe-prichastie/
 
Глен Кук «Позолоченные латунные кости»
 
Любовь и верность для частного детектива Гаррета нередко обесцениваются, ведь порой единственная задача, которую ему необходимо решить здесь и сейчас, банальна — выжить.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/anonsy-knig/glen-kuk-pozolochennye-latunnye-kosti/
 
ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ АНОНСОВ НОВЫХ КНИГ НА САЙТЕ: 
http://novostiliteratury.ru/category/anonsy-knig/ 
 
СЛЕДИТЕ ЗА ОБНОВЛЕНИЯМИ РАЗДЕЛА С ОТРЫВКАМИ ИЗ НОВЫХ КНИГ:
http://novostiliteratury.ru/category/excerpts/
 
Что читать детям?
 
Алексей Цветков «Бестиарий»
 
Драконы, ондатры и другие звери, многие из которых встречаются на территории современного Израиля, описаны в шуточной форме, но при этом автору удалось очень точно передать их повадки и особенности.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/knigi-dlya-detej/aleksej-cvetkov-bestiarij/
 
По книге о медвежонке Паддингтоне создадут мультфильм
 
История о злоключениях маленького говорящего медведя, который путешествует по городу в поисках дома, полюбилась и юным, и взрослым читателям по обе стороны Атлантики.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/knigi-dlya-detej/po-knige-o-medvezhonke-paddingtone-sozdadut-multfilm/
 
Эти и другие материалы из серии «Лучшие детские книги» читайте на сайте: 
http://novostiliteratury.ru/category/knigi-dlya-detej/
 
Электронные книги
 
ONYX BOOX i63ML Newton — букридер с экраном E-Ink Carta
 
Главная особенность нового букридера i63ML Newton — экран E-Ink Carta с более светлой подложкой, чем у E-Ink Pearl, и улучшенная контрастность.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/bookreaders/onyx-boox-i63ml-newton-bukrider-s-ekranom-e-ink-carta/
 
ONYX BOOX M96M Zeus — «божественный букридер»
 
9,7-дюймовый E-ink дисплей с сенсорным управлением на базе технологии WACOM имеет разрешение 1200х825 точек и контрастность 12:1.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/bookreaders/onyx-boox-m96m-zeus-bozhestvennyj-bukrider/
 
Литературный календарь
 
«…мы сейчас знаем, что можно убить пять, десять, сто человек и вечером пойти в театр…» — 23 июня 1889 года родилась Анна Ахматова
 
Интересный факт об Анне Ахматовой: её отец увлечение дочери поэзией считал несерьезным, поэтому подписываться фамилией Горенко запретил. В качестве псевдонима поэтесса взяла девичью фамилию своей прабабушки.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/literaturnyj-kalendar/my-sejchas-znaem-chto-mozhno-ubit-pyat-desyat-sto-chelovek-i-vecherom-pojti-v-teatr-23-iyunya-1889-goda-rodilas-anna-axmatova/
 
90 лет назад родился Василь Быков
 
Василь Быков — автор поистине народный: несмотря на цензуру и запреты, его книги о Великой Отечественной войне были в каждом доме.
 
http://novostiliteratury.ru/2014/06/literaturnyj-kalendar/90-let-nazad-rodilsya-vasil-bykov/
 
Бонус читателю! 
 
10 самых страшных книг в мире
 
Французские ученые доказали, что острые ощущения полезны для здоровья человека. Сильные эмоции, страх, впечатления, будоражащие сознание, улучшают тонус мышц, являются тренировкой для сердечно-сосудистой системы, способствуют нормализации протекания многих процессов в головном мозге.
Классические «ужастики», написанные подлинными мастерами жанра, сегодня представляют «Новости литературы». Десять самых страшных художественных книг – необходимая доза адреналина для вашего здоровья! :)
 
Стивен Кинг "Кладбище домашних животных" 
 
Луис и его семья однажды поселились в доме, расположенном недалеко от созданного местными детьми кладбища домашних животных. Вскоре их пёс Чёрч, всеобщий любимец, умер; Луис, чтобы отдать последнюю дань четвероногому другу, похоронил его на старом индейском кладбище, которое находилось рядом с кладбищем домашних животных. Но Луис не подозревал, что сила умерших предков способна оживить усопших, хотя индейцы это поверье передавали из поколения в поколение. Однажды Черч вернулся в родной дом… Но к добру ли это? 
 
Говард Лавкрафт "Хребты Безумия" 
 
Книга являет собой описание невероятного мира, наполненного ужасами и вдохновением. Именно эта повесть-роман, написанная автором в 1931 году чуть более чем за месяц, стала основой для тысяч фильмов и компьютерных игр, в которых эксплуатируется миф о Ктулху. Ученые, отправившиеся в экспедицию в Антарктиду, обнаруживают необычно большое количество останков живых существ, а также скальные образования правильной формы. Сделав ещё одну неожиданную находку и описав её своим коллегам, группа перестает выходить на связь…
 
Чак Паланик "Колыбельная"
 
Смерть человека – это всегда очень страшно; тем более ужасно, когда умирает ребенок, младенец, который ещё ни в чем не виноват перед этим миром. Каждый год без всякой на то причины семь тысяч младенцев засыпают вечным сном, и врачи разводят руками, говоря о причинах такого явления – лишь ставят сухой и скупой диагноз «синдром внезапной смерти младенцев». В народе же это явление называют «смертью в колыбели». Но древнее поверье гласит, что если напеть младенцу особую колыбельную, он заснет и больше не откроет глаза… Более того: в очень бедных семьях родители специально пели малышам такие песни, так как не могли прокормить ещё один рот. Под звуки колыбельной маленький человек умирал без боли, без мучений, без единого звука… Что же это – правда или удобный вымысел?
 
Эдгар Алан По "Падение дома Ашеров" 
 
Одно из самых противоречивых произведений Эдгара По и одна из самых знаковых повестей в творчестве классика американской литературы. Критики о «Падении дома Ашеров» отзывались негативно, хотя и признавали безупречный и весьма узнаваемый писательский стиль, яркие описания, искусное ведение детективной линии без единого отступления от законов логики. Повесть, созданная в 1839 году, будет интересна современному читателю. Мрачные пейзажи, леденящие душу описания, жуткая атмосфера дополнят впечатление от мастерски выстроенного сюжета. 
 
Адольф Гитлер "Майн Кампф"
 
Без сомнению, книгу немецкого диктатора и одного из самых страшных безумцев всех времен и народов можно включить в топ-10 ужаснейших книг в истории человечества. «Майн Кампф» - издание, которое стало основой идеологии расизма и фашизма, настольной книгой приверженцев Гитлера и его последователей. Идеи, постулаты, программа партии, программа идеологии – базовые составляющие «Майн Кампф». Рисуя собственную картину мира со всеми своими желаниями и ненавистью, Гитлер очень легко заставляет читателя согласиться с ней, формируя, таким образом, изменения в психике и инициируя проявление маниакальных наклонностей. Отметим, что социологи назвали «Майн Кампф» одной из самых вредных книг в истории; открывать её или нет – решать вам…
 
Генрих Крамер и Якоб Шпренгер "Молот Ведьм" 
 
Издание, оригинальное название которого - «Malleus Maleficarum», - представляет собой прикладное руководство по выявлению, распознанию и уничтожению ведьм. Трактат по демонологии создали доминиканский инквизитор Генрих Крамер и декан Кёльнского университета Якоб Шпренгер. Книга, появившаяся в 1486 году, в эпоху расцвета инквизиции и охоты на ведьм в Европе, полна чудовищных рецептов и ужасающих своей жестокостью советов. Что в ней является вымыслом, а что – реальными рекомендациями, понять порой крайне сложно.
 
Алексей Толстой "Семья вурдалака" 
 
Жанр ужасов в русскую литературу ввел Алексей Константинович Толстой. «Семья вурдалака» - первая повесть-ужас Толстого; по её мотивам было снято множество фильмов в России и за рубежом. Одна из самых известных экранизаций книги – «Семья вурдалаков» с Мариной Влади и Донатасом Банионисом в главных ролях. Сюжет книги начинается с того, что Яков раскапывает могилу, стремясь поживиться надетыми на мертвеца драгоценностями, однако тот оказывается вампиром, оживает и нападает на старика. Яков от укусов вампира умирает, но когда маленький внук называет почившего деда по имени, тот воскресает… 
 
Агата Кристи "10 негритят" 
 
Роман, который считается Magnum Corpus Агаты Кристи, имеет, в общем-то, достаточно простой сюжет, хотя загадочности и изящества это обстоятельство книгу не лишает. Десять совершенно незнакомых друг с другом людей попадают на остров, и никто не знает, кто же их здесь собрал и почему каждый день компания лишается одного из своих членов. Кульминация романа наступает, когда оставшиеся на острове понимают, что люди пропадают так, как описано в считалочке, которую придумали индейские дети…
 
Франц Кафка "Лабиринт" 
 
Рассказ писателя-мистика замысловат и неоднозначен, но люди, знакомые с творчеством Кафки, находят в литературном стиле автора подлинное изящество. Короткая форма Кафке однозначно удалась; с первых строк читатель погружается в мрачную атмосферу, которая поразительно напоминает наш, современный, мир, грубый, жесткий и беспощадный. Подлинный сюрреализм под микроскопом, миниатюрный шедевр со множеством смысловых слоев.
 
Роберт Стивенсон "Странная история доктора Джекила и мистера Хайда" 
 
Классик неоромантизма написал роман, в котором продемонстрировал сове искусство психологического портрета во всей красе. Повесть с элементами научной фантастики и мистики, с весьма строгим, но динамично развивающимся сюжетом причисляют к классике ужаса. Доктор Джекил, известный доктор, оставляет предсмертную записку, в котором рассказывает о загадочном мистере Хайде. В его доме Хайд – желанный гость, слово которого – закон; он вершит свое правосудие, совершая чудовищные преступления, но о его причастности мало кто может подозревать. Однажды Джекил запирается в своей комнате, и Хайд начинает выдавать себя за него. Концовка невероятна: доктор подтверждает свою теорию о том, что каждому и нас свойственно как минимум раздвоение личности. Джекил и Хайд – один и тот же человек!..
 
Литература в Сети. Лучшее за неделю
 
Писатель Уильям Бойд между Бондом и Чеховым
 
Британского писателя Уильяма Бойда на литературный фестиваль HeadRead звали давно. В этом году он наконец приехал, чтобы убить сразу двух зайцев: посетить фестиваль и – посмотреть, как Таллиннский городской театр поставил его пьесу «Томление», написанную по мотивам рассказов Чехова.
 
Бойд обожает Антона Павловича Чехова и все, что с ним связано; в свое время он написал о русском классике два эссе – «чеховскую энциклопедию» от A до Z (Antonи Zoo, «Антон» и «Зоопарк» соответственно) и рассказ об отношениях Чехова с Ликой Мизиновой. Впрочем, Чеховым, а также Гоголем и Набоковым увлечения Бойда не ограничиваются. Будучи по происхождению шотландцем, он вырос в Африке, учился в том числе во Франции и интересуется, кажется, всем подряд: и литературой, и математикой, и философией, и шпионажем, и фотографией.
 
Как писатель Бойд прославился в том числе в жанре вымышленной биографии – подобные книги удаются ему настолько хорошо, что роман про никогда не существовавшего художника Ната Тейта был воспринят многими как всамделишная биография (чему весьма способствовал хороший приятель Бойда певец Дэвид Боуи, разыгравший гостей на презентации книги). Об этом и о многом другом Уильяма Бойда расспросил «ДД».
 
– Кажется, нет в мире того, что вас не увлекает. Подобная всеядность вам помогает – или наоборот?
 
– Скорее помогает. Я пишу романы, связанные с реальностью множеством нитей, а сила романа именно в том, что он объясняет захватывающее приключение, которое мы все переживаем с рождения до смерти. Роман – самая эффективная форма искусства. Театр, наверное, на втором месте – он тоже объясняет мистерию повседневной жизни людей... И если вас не увлекает вечное шествие удивительных деталей человеческого бытия, вы вряд ли станете романистом, по крайней мере, реалистическим.
 
Меня бесконечно увлекают самые разные вещи. Я всечасно поражаюсь миру, и все, что меня восхищает, так или иначе проявляется в моей прозе. Я адски любопытен. Я держу глаза и уши открытыми. Когда романист в аэропорту узнает о том, что его самолет опоздает на восемь часов, для него это очень приятное известие: за это время, если смотреть по сторонам, можно набрать материал для дюжины рассказов.
 
– Математика в ряду ваших увлечений стоит особняком. В романе «Браззавиль-Бич» есть главы с названиями вроде «Великая теорема Ферма» и «Инварианты и гомеоморфизмы»...
 
– Одно время я очень увлекался высшей математикой и физикой. Вообще-то в математике я почти ничего не понимаю, но страшно интересуюсь ее концепциями. Все эти ужасно сложные замысловатые теории, если их интеллектуально выварить, говорят о достаточно простых вещах: ты не можешь знать все; вглядываясь во что-то одно, ты упускаешь из вида другое; и так далее. Это истины, понятные всем.
 
Я вложил всю свою увлеченность математикой в «Браззавиль-Бич», так что если я стану писать об этом вновь, то неизбежно повторюсь. В этом романе я, кроме прочего, привнес в литературу теорию хаоса задолго до того, как все остальные запрыгнули в тот же вагон. Герой книги – математик, который пытается вывести формулу непредсказуемого человеческого бытия.
 
– Если положить на весы ваши шотландские корни, английский язык, африканское детство и франкофилию, что будет весить больше, а что меньше?
 
– Сложно сказать... Мы только что говорили с одним читателем о Шотландии, и я должен признаться, что это, наверное, самый значительный из аспектов моей личности. Шотландия для меня – это дом, родители, семья. Дальше идет Африка. Что до Англии и Франции, это места, в которых я жил, но не думаю, что они меня хоть в какой-то степени определили. И хотя мне очень сложно объяснить, как именно Шотландия и шотландскость сформировали мою личность, я просто знаю, что шотландского во мне больше, нежели чего-либо другого.
 
– В вашей речи не слышно звука «р», который шотландцы в отличие от англичан произносят.
 
– У меня легкий шотландский акцент. В Шотландии думают, что я англичанин. В Англии – наоборот. Я говорю как Тони Блэр – у него тоже мягкий акцент, но по гласным можно понять, что мы не англичане. В некоторых антологиях шотландской прозы я есть, в некоторых меня нет. Так сказать, иногда меня в клуб пускают, иногда нет... (Смеется.) Так обстоят дела во многих маленьких странах, откуда уехало много эмигрантов, – в Ирландии, Шотландии, наверное, в Эстонии тоже: тех, кто покинул страну, обратно с распростертыми объятиями не ждут. Одни критики включают меня в шотландский литературный канон, другие меня оттуда изгоняют. Мне-то все равно, но это факт. При этом я – такой же шотландец, как и любой другой шотландский писатель.
 
DzD.ee
Писатель Мария Семенова: «Посмотрите мне в глаза - я и есть Волкодав»
 
Кроме славянской культуры, в жизни автора «Волкодава» есть еще две страсти: Мария - заводчик среднеазиатских овчарок и сыроед.
 
Первый "Волкодав" вышел почти 20 лет назад, затем появилось еще несколько книг - в них был тот же главный герой и они были так популярны, что вопрос экранизации решился моментально: сначала вся страна смотрела фильм "Волкодав из рода Серых Псов", а затем сериал.
Прошло целое десятилетие, прежде чем Семенова написала долгожданное продолжение - "Волкодав. Мир по дороге". Почему она молчала, о чем новая книга, она рассказала "Комсомолке".
 
- Мария, у вас есть детективы, исторические романы и даже энциклопедия по культуре славян. Но вы вернулись к "Волкодаву"…
 
- Это возвращение - торжественно-радостно-траурное, поскольку теперь, в шестой книге, со своим героем я окончательно рассталась, хотя замок я на эту дверь не вешаю. Успех, пришедший 20 лет назад, связан с чудовищным валом переводного фэнтези, когда народ объелся эльфами, гоблинами, принцессами и драконами. А другого ассортимента не было. И тут вдруг появляется мой квазиславянский персонаж в родном антураже. И народ сказал: "Это по-нашему!" А большой перерыв связан с нелегким периодом в моей жизни - трудно и постепенно уходили мои родители. А я с ними была очень близка и крайне тяжело переживала - не стало ради кого жить. Думала, что все - отписалась. Слава богу, в договоре с издательством о продолжении "Волкодава" не стоял срок. Но совесть меня заела, и тут произошло нечто! Явился Волкодав, натурально подпер меня плечом и поволок за шкирку на поверхность из той пропасти, где я пребывала. Но потом мне понадобилось не меньшее усилие, чтобы персонажа отпустить.
 
- О чем продолжение "Волкодава"?
 
- Это не продолжение, строго говоря. Тут нет прямой хронологической связи. Это рассказ о его генетических предках. Какими по отношению к нам, например, являются древляне, поляне, анты. В моей "волкодавской серии" есть упоминания о том, что некогда произошла вселенская катастрофа, потом наступила многолетняя зима, и всем было очень плохо. И новая история начинается, когда со времени этого космического столкновения пошло 7 лет. В центре повествования два брата - один у родителей родной, другой - приемный. Они трагически разлучены, и каждый проходит свой путь.
 
- А потом встречаются...
 
- А вот не скажу! Там будет все очень непросто, и пару раз читатель будет коварно обманут: будет думать, что все повернется так и так, а на самом деле шиш!
 
- Вы педалируете тему славянской культуры и идентичности, а с другой стороны, есть бешено популярная "Игра престолов", и вы наверняка ее смотрите. Может ли новый "Волкодав" стать таким же популярным?
 
- Педалирую? А если бы я писала мейнстрим про эльфов и гоблинов - вы бы сказали, что я педалирую эльфийскую тему? Но мне просто неинтересно про это писать. Я по восемнадцать раз съеденными бутербродами не питаюсь. На хвосте первого "Волкодава", если помните, расплодилась масса а-ля славянских героев, и почему-то все на букву "В". А не пошло! Для славянского фэнтези недостаточно просто эльфов в лапти переобуть - надо знать историю, этнографию, антропологию, оружием заниматься, геральдикой, нумизматикой. Ты должен знать, как изба строилась. Какое значение имела элементарная ложка в жизни древних славян. Народ же не дурак. Когда ты это знаешь, то интересные сюжетные ходы сами собой образуются. Фэнтези - вполне адекватный жанр, чтобы рассказать о культуре древних славян. Средствами исторического романа далеко не все удается показать.
 
- А вы сами где эти все знания взяли? Вы же компьютерщик, с чего вдруг?
 
- Инженер-электрик со специализацией ЭВМ, и о техническом образовании не жалею. Но я с подстольного возраста знала, что хочу сочинять истории, и для писательства все взяла самоучкой. Просидела несметное количество штанов в библиотеках. И я хотела испытать все то же, что и мой герой. И вот ради Волкодава толстая тетка в 35 лет пошла заниматься айкидо, чтобы понять воинский тип мышления. А в 38 эта же тетка, помирая от ужаса, полезла на лошадь - ну персонажи ведь либо дерутся, либо скачут, либо под парусом ходят. Но я в юности с отцом ходила на парусной яхте и хохочу теперь, читая иные парусно-морские описания или про скачки на лошадях.
 
- Но многие отмечают, что на нашего архетипичного Илью Муромца ваши венны (племя из мира Волкодава. - Ред.) не похожи.
 
- А почему мой герой должен быть похож на какой-то архетип? Это нормальный живой человек, со своей судьбой и генетическим наследием, - и оно необязательно наследие Ильи Муромца.
 
- Говорят, вы даже дом своими руками построили.
 
- Дом пока не построила, но если припрет, так смогу и дом. Но живу все время за городом. Топлю печь, готовлю только на ней - один в один древнерусская хлебная печь, и вот ее я делала сама. Научилась правильно дрова рубить и класть кирпичи. По всем хозяйственным делам хожу по двору босиком - даже по снегу. Так что я иду по поселку в ноль градусов босиком, и шофер из встречного "КамАЗа" вываливается при виде меня из кабины. Так что у меня еще и имидж деревенского дурачка.
 
- Теперь я понимаю, что в "Волкодаве" почти все автобиографическое.
 
- Ну, в общем, посмотрите мне в глаза - я и есть Волкодав. Я отовсюду торчу, как сучок из бревна, меня всегда интересовало что-то другое - не то, что нормальных людей интересует.
 
Елена Юрченко, Анна Балуева, "Комсомольская правда"

2 комментария: